Raft Master » Научная библиотека » Биоэкология » Методологический вес понятий "мера" и "измерение"


  • 5-01-2013, 12:49
  • | Views: 958


Методологический вес понятий "мера" и "измерение"

Методологический вес понятий

Любое физическое тело - множество молекул, любой организм - множество органов, любой орган - множество клеток и тканей. То же и в косном мире: молекулы, ионы, газы, пылевые облака, космические туманности, различимые глазом или

* Подробное обсуждение имеется, например, в работах: Лима де Фариа, 1991; Заварзин, 2000, 2001; Хайлов, 2001; Хайлов и др., 2005). подводными приборами локальные помутнения ("пятна") в водоемах. Остановимся на нескольких методологических просчетах, которые в базовых разделах биологии сохранялись на протяжении всего XX века и сыграли явно негативную роль.

Дело в том, что в сознании человека, тело которого компактно и имеет четкие границы, сам факт телесности является признаком как бы фундаментальной осо-бости и важности объектов телесного типа. Все "живое" телесно. И напротив, наблюдаемые в природе многочисленные россыпи - песок, пыль, дождь, лес, луговой травостой, колышащаяся на ветру, меняющая свою форму крона дерева, подводные заросли - все надтелесное человеку представляется не особым и важным объектом природы, а частью безликого внешнего окружения. Лишь живые множества, особенно такие, как стада и стаи животных, т.е. ходячая пища, заслуживают людского внимания.

Ввиду завышенной оценки телесности собственные имена стали присваивать разным живым групповым объектам, что подчеркивает "особость" каждой такой группы (точно так же названия организмов разных видов подчеркивают их особость). В самом деле, множества особей, которые обмениваются между собой генами стали называть "генетическими популяциями". Множества особей, занимающих в сообществах общую почвенную или иную нишу, назвали "экологическими популяциями". Отдельную группу популятивных объектов образуют многовидовые сообщества. Индивидуалистский подход привел к тому, что фундаментальное понятие общего природоведения - "множество" (а с ним и общенаучная методология их изучения) в биологии оказалось излишним и не использовалось. Отсюда и методологический просчет: биологи классической школы очень долго не знали, что множества, образованные живыми "частицами" обладают важными групповыми свойствами. Напротив, в биогеохимии и в других науках о Земле множественные объекты всегда выступали как гораздо более важные, чем отдельные косные и живые тела. В.И. Вернадский неоднократно подчеркивал, что в глобальных биогеохимических процессах основную роль играют не отдельные молекулы, песчинки, валуны и живые тела, а их рассыпные множества (вспомним характерное выражение Вернадского - "живые дисперсии").

Казалось бы, имея среди своих объектов несколько их групповых "видов", можно было обратить внимание на то, что у любого объекта, в том числе популятив-ного, должен быть тот или иной размер. Главная мерная характеристика любого множества - общая численность его членов. В системе атома это численность электронных оболочек и других структур, в солнечной системе - численность планет, в стаде - характерная численность его членов, в семье - количество ее членов. Не зная о существовании у любых множеств собственных групповых свойств, биологи классической школы не смогли догадаться, что численность конкретных видов, популяций и сообществ - принципиально важный параметр и определенным образом задан самой природой (это хорошо доказанный современной наукой факт; в дальнейших лекциях он будет проиллюстрирован и объяснен).

Между тем, в учебниках, по биологии, издаваемых в уже начавшемся XXI веке, вопрос о необходимой численности основных типов структур в составе живых тел или их сообществ не ставится и не обсуждается. Например, в учебниках по ботанике школьникам не объясняют, что у каждого типа морфологических структур растения имеется характерное (не точное, а в среднем свойственное) их количество и характерный размер или индивидуальная масса. Не станем утверждать, что при изучении ботаники в средней школе это важно знать и напрасно это не сообщается. С методологической токи зрения здесь важно подчеркнуть, что общие законы природы распространяются и на растения. А поэтому общенаучные методологические приемы (определение численности структур это один из них) полезно использовать в специализированных науках, в том числе и в ботанике.

Согласимся, что количество разного рода веточек, листьев, семян очевидного ботанического смысла не имеет. Но это не значит, что его нет вообще (забегая вперед, скажем, что смысл есть и он весьма серьезен). Ведь свойства атомов разных химических элементов зависят от количества в их составе структур разного типа. Другой яркий пример: при выпуске продукции заводов по сборке автомобилей, самолетов, танков количество выпускаемых изделий является первейшим показателем производства. Непрерывно производя растения, природа поступает иначе, или точно так же - каждому биологическому виду отмеривает его общую численность на Земле, а каждому растению - численность его гомологичных органов? Это идеальный пример концептуально важного методологического вопроса. Сформулируем его так: если Природа задает оптимальную численность каждому типу своих изделий (в лекциях будет показано, что это именно так), то не является ли определение наукой численности структур любого биологического множества, методологически обязательным приемом при изучении земной природы? Оставим этот вопрос пока без ответа. Его можно получить только на конкретных примерах и в своем месте они будут в Школе даны.

Недостаточное понимание природных множеств и традиционная нелюбовь к методологии точных наук привели к еще одной, дожившей до наших дней методологической ошибке биологии: понятие "вид" в отношении организмов (а соответственно и "видовое разнообразие") стало восприниматься как исключительное базовое качество жизни, а в биологии конца XX века - как главная ее проблема (в действительности давно решенная великим Дарвином). В учебниках биологии начала XXI века видовое разнообразие интерпретируют как главную ценность живой природы и основу ее стабильности (Кучеренко и др., 2001). На самом же деле разнообразие присуще всем классам природных объектов - живых и косных, земных и вселенских. Любое разнообразие структурировано и может быть разложено "по полочкам", т.е. по "видам" объектов. Однако, в подавляющем большинстве случаев разнообразие таких "видов" с эволюцией никак не связано и концептуального значения не имеет. Методологическая история разных наук это убедительно подтверждает: нигде кроме биологии разнообразие не интерпретируется как главное условие стабильности.

Возвращаясь к заглавию этого раздела, скажем: хотя проблема видового разнообразия давно и успешно решена Дарвином, это не означает, что заниматься ею теперь незачем. Нерешенные вопросы есть всегда. Например, было бы важно оценивать "биологический вес" или "биологическую цену" разных видов, как в экологии объективно оценивается "метаболический вес" (т.е. вклад в общий или в парциальный обмен веществ) разных размерных групп в составе тех или иных надтелесных множеств. Функциональная роль ("цена") разных биологических видов, например вида Myosotis silvatica Hoffm. (незабудка лесная) и вида Pinus silvestris L. (сосна) в экономике природы едва ли одинакова. В заботах о сохранности жизни на Земле не следовало бы складывать разные виды живых существ в одну общую корзину под названием "биологическое разнообразие". Не дай Бог, если на кладбище окажется Pinus, а мы останемся с Myosotis - лесными незабудками.




  • Вернуться



  • Еще по теме


    Уроки научно-методологической эволюции


    Сходство методологической революции в физике и в биоэкологии


    Другие методологические коллизии: человечество без места и "откуда жизнь п ...


    Различие и сходство косного и живого миров


    Живые тела биосферы

     

    Последние новости



    Пользовательский поиск

    Партнеры