• 4-01-2013, 11:56
  • | Views: 948


Послесловие

Послесловие

Это заметки о том, как книга была задумана и что о своей работе и о нашей общей жизни ее авторы думают.

К.М. Хайлов: Трилогия, которую я про себя называю "Путь к биосфере", была задумана по опыту предшествующих лет. В работе книжного формата у меня были близкие друзья, океанологи Владимир Львович Лебедев и Тамерлан Афиятович Айзатуллин. Они же - мои ближайшие учители в области современного природопо-нимания, многолетние коллеги по мыслям и почти ровесники. Общий для нас троих отдаленный предшественник - Владимир Иванович Вернадский, хотя не только он. Примерно в те же годы мне повезло войти в группу московских системологов, тоже друзей-сверстников - Эрика Григорьевича Юдина, Вадима Николаевича Садовского, Игоря Викторовича Блауберга и других. Системная методология 60 - 70-х идеально подходила к природоведению, особенно к осмыслению океана и биосферы.

В советской России и в подсоветской Украине, примерно до 70-х годов XX века идеология Вернадского политическим режимом отвергалась. Однако, постепенно она "великому советскому народу" становилась понятнее. В 1974 г изрядным тиражом вышла в свет книга упомянутых выше трех авторов "Океан как динамическая система", написанная в языке биосферы. Она нашла отклик в научной среде, а в 1979 и 1984 вышли еще две книги серии "Океан", тех же авторов. В 1989 г возглавляемая В.Л. Лебедевым трилогия была переработана и издана под одной обложкой ("The Living Ocean").

Опыт работы в трилогии об Океане подсказал мне, что можно и пришло время обратиться к биосфере в целом, как ее понимал Вернадский - с косной твердью, водой, биокосной почвой и всем живым населением, без разделения на высших и низших. Косная твердь - очевидная матрица жизни, ее непосредственная подоснова (понятие, чутко переосмысленное Томом Айзатуллиным в его "Теории России"). С такой мыслью и была начата работа над новой трилогией. Мне казалось, что писать следует в форме историко-научной экскурсии, мыслительной тропы к биосфере от объектов самых привычных, понятных даже детям. Язык должен быть не слишком сухим, "популярным" в том же смысле, что и в серии "Океан", т.е. для людей близких к науке, ею увлеченных, со взглядом на природу в разных ее плоскостях.

 

Возраст подсказывал мне, что будущих соавторов лучше бы искать среди молодых, начинающих, ищущих. Вместе со мой работали талантливые исследователи - соавторы по книгам на другие темы, но для второй и третьей книг о биосфере я решил искать сотрудников не только в следующем за мной поколении, но и через поколение. В формальном составе ЛЭМ таких "через" не было. Это сейчас я говорю - "решил искать". На самом же деле ничего я не решал. Достаточно было просто жить и работать. Совсем молодые люди, как по заказу, нашлись сами, непохожие ни на старших в ЛЭМ, ни друг на друга. Это были двое старшеклассников из России и из Украины. С ними меня свела одна из летних экологических школ биофака МГУ. Оба явно неглупые, живые и с заметным личным характером. С самого начала их волонтерской, длившейся годами работы в моей лаборатории в белокаменном городе на берегу Черного моря, различие их натур вполне подтвердилось. Начавшись 15 лет тому назад, наше содружество эпизодически, по отдельным проектам продолжалось, а затем мы четверо стали соавторами этой книги, по тематике ЛЭМ - итоговой.

В этой книге я выступаю как ученик трилогии об Океане и как инициатор трилогии о Биосфере. А еще - как "предок", помнящий науку и образование XX века, с тогда еще человеческим лицом. Вышел я из XX, а пришел в XXI и увидел, что "лица на нем нет". Совсем уж на ладан дышит? Конец истории? Да нет, просто очень другой. Потому и язык у меня разговорный из двух веков, и оценки событий такие же. В двадцатом веке, как и все граждане сталинскую Историю ВКП(б) изучал и чуть ли не "Ленина видел", а теперь вот каких вижу...

Таков я по отношению к трем моим соавторам. В ближайшем ко мне поколении это Александр Васильевич, а через поколение - Юрий Юрьевич и Дмитрий Михайлович. Такая "трилогия поколений" - предмет моей особой гордости, которую не стесняюсь открыть.

Мысли, мнения и пути жизни у четырех авторов разные и это хорошо. Мы жили и живем в разных городах и странах, работаем, путешествуем по миру и это нормально. Тренды наших жизней были заданы родителями, и мы им за то благодарны. Главное же осознание жизни на Земле для нас общее и состоит оно в том, что на границе двух веков изменяется мировой порядок, а культура жизни - на большом изломе. Об этом глубоко задумывался Василий Васильевич Налимов, а теперь уже думают многие. Нужны новые поиски, а застарелые мысли и гладкий язык новому веку не в помощь.

Остается добавить, что ЛЭМ - это Лаборатория экологического метаболизма в Институте биологии южных морей НАН Украины. На фото ниже - самые вовлеченные ее обитатели конца XX и начала нового века. Снимок сделан 22 июня 1993 г. Первый ряд: М.А. Изместьева, А.В. Празукин (обернулся). Второй ряд слева направо: Д.М. Смолев, проф. Ишикава Кимитоси (Ун-т Тсукуба, Япония, гость ЛЭМ), К.М. Хайлов, М.А. Рабинович, А.А. Празукин, С.Е. Завалко (нечетко), С.А. Ковардаков (Ю. Ю. Юрченко по живости характера отсутствовал; как и в год выпуска книги -кочует по университетам США). Лаборатория была организована в августе 1974 г и теперь у нее юбилей - 35 лет. На этом ее организатор и неизменный руководитель, вместе с авторами Школы, ЛЭМ закрывают. Уже видны новые пути и лидеры.

А.В. Празукин: Что предшествовало написанию этой книги, и кто были моими учителями в мире растений, в мире животных и в мире природы в целом. Понятно, что учителей было много и в первую очередь это мои родители, которые помогли не затеряться в списке возможностей. Один из первых, кто научил меня серьезно понимать и чувствовать природу и, в частности, полюбить море как он сам и полюбить Крымские степи и горы был руководитель биологического и одновременно минералогического кружка Евгений Никандрович Овен (1922 - 1995 гг.), он же создатель Севастопольского краеведческого музея, и первый его директор.

Ирина Алексеевна Ярцева (1918 - 1997 гг.), доцент кафедры физиологии растений Одесского университета им. И.И. Мечникова, это мой старший друг и советчик в годы моей учебы в университете и после его окончания, куратор всех моих студенческих работ, и моих побед в освоении физиологии водорослей.

Кирилл Михайлович Хайлов. С этим человеком меня связывает долгая дружба, а познакомились мы, когда я был еще школьником старших классов, и с этим знакомством началось мое профессиональное понимание природы, которое начиналось с постановки простых экспериментов и интерпретаций полученных результатов, с написанием первых статей и продолжается в обсуждениях крупных природоведческих вопросов.

В проект, так мы называли нашу Школу в процессе ее написания, я вошел не сразу. Книга уже в целом складывалась, но с моим приходом, по словам ее первого автора, к ключевой теме книги, теме обитания, добавился второй содержательный центр, фитоиерархия и связанные с ней вопросы обитания и вопросы пространственной организации биокосных фитосистем.

Четыре автора Школы, четыре характера, с разными представлениями о жизни, объединились, с общим пониманием реальной ситуации в Биосфере и роли в ней человека. «Борьба против всех» должна смениться общей гармонией, что характерно для природы. И чтобы не быть дикими в своих поступках по отношению к Природе и к самим себе, надо понимать и следовать «культуре диких», знать меру во всем.

В процессе написания Школы, между авторами, помимо постоянного научного обсуждения, существовал своеобразный дискурс (даже в мелочах, хотя в таком деле как в нашем, не должно быть мелочей). Как излагать то или иное мнение, включать ли его или нет и какими словами его выразить?

Мой десятилетний лекционный опыт работы в Севастопольском филиале Одесского государственного педагогического университета им. К. Д. Ушинского оказался полезным при подготовке лекций Школы.

В двух программных курсах лекций: «Основы экологии» и «Природоведение» я легко обхожусь без широко распространенного понятия «внешняя среда», а словосочетание «защищать природу» заменил словами «жить в гармонии с природой». Если есть «нападающие» на природу, то есть и ее «защищающие», те и другие люди, и кем бы они ни были, без природы им не прожить. Важнейшая установка прошедших лет, максимальное удовлетворение потребностей усредненного индивидуального человека сейчас не работает, и не могла работать. Необходима другая установка. Чтобы выжить - человечество должно следовать законами Биосферы (А знаем ли мы их?), функционирование человечества должно оптимально вписываться в организацию Биосферы. Основная причина экологического кризиса это нарушение пропорций между живой и косной составляющих биосферу. А значит, выход из кризиса - восстановление и сохранение этих пропорций.

И буквально несколько слов о современных студентах, о моих слушателях. Студенты этого года совсем не похожи на тех, которые были у меня десять лет назад, работать стало легче, многие вопросы уже им известны со школы и нет необходимости еще раз им их разъяснять, и что важно, всё новое быстро схватывают. И важно то, что практически все правильно понимают, что надо делать, если «пожар в доме». Не надо заниматься покраской пола, и побелкой стен, мало пользы от защиты отдельно взятого вида животного или растения, а надо спасать от пожара весь наш общий дом - биосферу и тогда исчезающие виды животных и растений останутся жить наверняка и человек с ними.

Д.М. Смолев: Еще в школьные годы, благодаря Московскому университету, я попал в замечательную научную среду, в Лабораторию экологического метаболизма ИНБЮМ в Севастополе. Люди, с которыми я рос и работал в лаборатории, оказали неоценимое влияние на формирование моего научного склада и человеческого характера. Мне со школьных лет близок системный и параметрический подходы, без которых любая современная наука уже не может обойтись, да и наукой считаться не может. Теперь я профессионал в узкой области медицины - врач МРТ. Однако с огромным удовольствием я принял участие в книге, которая является одной из самых успешных попыток взгляда на жизнь в био геохимическом контексте. Так как современная медицина ощущает в этом всё большую потребность (не только в узких и высоких профессиональных кругах, но даже среди пациентов), стало уже поговоркой «что лечить нужно не болезнь, а человека». Уже в ближайшем будущем столкнёмся с этой потребностью. Книга открывает ещё более широкий взгляд на жизнь, здоровье биосферы и как следствие - на здоровье пациента.




  • Вернуться



  • Еще по теме


    Обитаемая область Земли в начале XXI века


    История развития нектонологии


    Предисловие


    Одиночная кругосветка по экватору


    Бурная вода - как она есть

     

    Последние новости



    Пользовательский поиск

    Партнеры